Иппосфера” придумала, как поднять статус отечественных ценных пород почти на мертвом рынке коневодства России.

Инициатива закрыть вывоз из России племенных лошадей — представителей исторических и особо ценных для страны пород — была направлена в Минсельхоз в октябре 2018 года после случая с конезаводом имени Первой Конной Армии в Ростовской области. Осенью одного из жеребцов – носителей буденновской породы конезавод продал в Казахстан, остановив таким образом продолжение клана. В России такие кланы можно пересчитать по пальцам.

- Реклама -

Первой за корвалол схватилась главный регистратор породы из НИИ коневодства Анна Николаева. “Донских кобыл в России около 180 голов, буденновских — около 500, орловских — 1,3 тыс., терских — около 120. Для сравнения: в небольшой Германии всех верховых маток, в числе которых голштинские, ганноверские и тракенинские лошади, насчитывается около 40 тыс.”, — говорит она.

Следом к делу подключилась конная выставка “Иппосфера” (в течение 19 лет проходит в Петербурге). “Туда пришел человек без образования, ей кажется, что так лучше”, — комментирует “поступок” ростовского конезавода Евгения Филиппова, директор выставки. Представитель отрасли написала письмо директору департамента животноводства Минсельхоза Харону Амерханову, в котором попросила закрыть границы для ценных пород, а также создать в России государственный конезавод, который будет сохранять редкий генофонд. Таким образом охраняют рысистую породу во Франции, кладрубов в Чехии и хладнокровную лошадь в Финляндии.

Нам нужно закрыть границу, остановить бесконтрольную продажу именно племенного ядра, то, что составляет основу конного завода национальных пород, и повышать престиж пород. Если мы сохраним у себя лучших лошадей, мы создадим рынок и станем конкурентоспособными. Мы станем говорить, что немецкие ганноверы, оказывается, не самые лучшие лошади”, — подчеркнула Филиппова.

Тревогу у представителей индустрии вызывают орловские рысаки, донские лошади, терская, владимирская, буденновская породы и советский тяжеловоз. Последний, правда, не вызывает особого восторга по качественным характеристикам у участников рынка, но также включен в состав особо ценных для России пород.

Выявить подделку

Экспорт лошадей из России практически нулевой. В 2017 году продано около 400 голов на $600 тыс. в Азербайджан, Китай, Германию, Грузию, Венгрию, Киргизию, Казахстан, Латвию, Монголию, Польшу, Таджикистан, Узбекистан и Иран. Импортные жеребцы дороже — столько же голов пришло в Россию уже за $5,5 млн. Поставщики — Азербайджан, Белоруссия, Германия, Финляндия, Франция, Великобритания, Ирландия, Италия, Латвия, Швеция, США, ОАЭ, Бельгия, Чехия, Дания, Израиль, Нидерланды, Польша, Словения, Тунис и Украина.

Нередко наши лошади выезжают за границу и оттуда возвращаются уже с другим названием породы. Например, русская спортивная попадает в Германию, потом в Голландию, где ей делают документы голландской полукровной”, — рассказывает Григорий Цветков, коммерческий директор инвестиционно – строительной компании “Вита” и по совместительству конезаводчик. Его конеферма в Ломоносовском районе Ленобласти насчитывает 25 голов тракенской породы.

Вместо запрета экспорта племенного ядра Григорий Цветков предлагает заняться развитием индустрии внутри страны, например построить наконец в Ленинградской области ипподром. Он отмечает, что сегодня конезаводчики региона тренируют молодняк на инфраструктуре Финляндии.

В Ленинградской области есть два конезавода — “Ковчег” и “Калгановский”, а также около 300 конноспортивных клубов и частных конеферм, которые зарабатывают на постое, обучении верховой езде и выращивании лошадей для последующей продажи. Крупнейшие клубы: “Дерби” бывшего вице – губернатора Петербурга Виктора Локтионова, “Форсайт” и “Вента”.

Молочное и мясное коневодство как скотоводство осталось только в союзных республиках, например в Казахстане. У нас идет спрос на лошадей хобби – класса, которыми интересуются просто любители лошадей, а также спортсмены. В моде немецкие ганноверы, тракены и так далее. Коневладельцы не покупают наших лошадей, потому что не знают, что у нас есть прекрасные представители пород заводского качества, которые пригодны к соревнованиям, конкуру и выездке”, — продолжает Евгения Филиппова.

Дорог подарок

Вера Трунова — сотрудник другой строительной компании Петербурга — занимается ахалтекинской породой. В течение года она арендует историческую конюшню Ганнибала под Гатчиной. Стоимость содержания 20 голов — около 1,2 млн рублей в год, включая зарплату двоих сотрудников, которые ежедневно следят за лошадьми. Шесть жеребят, родившихся здесь, отправились в Польшу, Чехию и даже брату президента КНР.

Стоимость одного жеребенка сегодня составляет 300 – 500 тыс. рублей. Ахалтекинская порода относится к шоу – классу — их часто дарят. Считается как дорогой автомобиль. Прошлой зимой уехала такая лошадка к Кадырову на конюшню. Подарок королю Бахрейна администрация президента искала в 2016 году, в итоге выбрали лошадь из Рязанской области”, — рассказывает Вера Трунова. В качестве меры по сохранению исторических пород конезаводчица предлагает замораживать семя жеребцов.

Олег Гришин, совладелец конезавода “Ковчег”, оценивает себестоимость содержания лошади в крупном хозяйстве в 100 тыс. рублей в год. Выручку предприятия от экспорта он оценивает примерно в 20%, остальное — от продажи на внутренний рынок. Нередко продукцию берут и в подарок. “Бывают ситуации, когда компания дарит своему начальнику лошадь, но это история как в арабской сказке: если хочешь разорить своего слугу, подари ему слона или лошадь”, — добавил Олег Гришин.

Юлия Куликова