В России формируется госреестр производителей органической продукции, он уже работает в тестовом режиме, рассказали “РГ” в Минсельхозе.

- Реклама -

Сейчас в едином госреестре 19 сертифицированных производителей. В общем доступе реестр заработает в ближайшее время”, — уточнили в ведомстве.

Создание госреестра — это требование нового закона об органической продукции, который вступил в силу с 1 января 2020 года. Пока доля настоящей органике на рынке — менее 1%, рассказал в интервью “РГ” председатель правления Союза органического земледелия, член Общественного совета Минсельхоза Сергей Коршунов.

Большинство товаров с маркировкой “органик”, “био”, “эко” не имеют отношения к настоящей органической продукции, это маркетинговый ход.

Сергей Александрович, что такое настоящая органическая продукция?

Сергей Коршунов: Животноводческая — это, прежде всего, та, при производстве которой не используются антибиотики.

Органическая растительная продукция должна выращиваться без пестицидов.

Но органическое сельское хозяйство — целая система сельхозпроизводства. Она направлена на здоровье почв, экосистем и людей. При таком производстве также запрещено использовать гормональные препараты, ГМО, пищевые добавки.

Это и справедливое распределение прибыли для фермеров, возможность выделить продукцию. Теперь по закону органическая продукция обязательно должна иметь сертификат на соответствие российским или международным требованиям, в зависимости от рынка реализации. Выдавать сертификаты имеют право только аккредитованные органы.

Кроме того, органическая продукция в России будет маркироваться единым государственным графическим изображением — зеленым листком на белом фоне. Это гарантия для потребителей.

Давайте приведем пример. Когда курица может называться органической?

Сергей Коршунов: Продовольственная и сельскохозяйственная организация ООН (ФАО) употребляет понятие “скрытый голод”. Это нехватка витаминов, минералов, микроэлементов. Их дефицит наступает, когда качество употребляемой пищи не соответствует потребностям человека в питательных веществах. По данным ФАО, в мире скрытый голод испытывают около 2 миллиардов человек.

Многие современные продукты выращены интенсивным способом, что сказывается на их качестве и составе.

Средний бройлер, которого вы видите на прилавках магазинов, живет максимум 28 дней. Органический цыпленок по стандарту должен выращиваться 81 день. По консистенции мясо органической курицы плотнее, темнее, имеет более насыщенный вкус и запах. И по составу оно биологически полноценное.

Органический цыпленок должен выращиваться, имея доступ к свободному выгулу. Количество или плотность голов на квадратный метр при органическом птицеводстве в четыре раза меньше, чем в обычном.

И, главное, при выращивании органического цыпленка нельзя использовать антибиотики в профилактических целях, что сегодня сложно. Поэтому курица — не очень удачный пример.

Какой пример удачный?

Сергей Коршунов: Овощеводство, растениеводство, выращивание плодовых культур, производство молока. Кстати, сертифицированное органическое молоко производят предприятия в Калужской, Ярославской областях. Хороший потенциал у органического куриного яйца. В Европе — это довольно распространенный продукт, и такое яйцо отличается по вкусу.

Насколько дороже органическая продукция?

Сергей Коршунов: В животноводстве должны использоваться сертифицированные органические корма, это увеличивает себестоимость на 30 – 50%. Тушка обычного цыпленка бройлера в магазине стоит около 200 рублей. А органический цыпленок — 600 – 800 рублей, в зависимости от жадности торговой сети.

Растениеводческое органическое сырье по себестоимости выше на 25 – 30%. Сейчас спрос превышает предложение, и магазин может ставить любую цену. Но это в России. В других странах такого нет.

Кстати, в Краснодарском и Красноярском краях, Томской, Воронежской областях полностью или частично возмещают затраты на сертификацию для малых и средних предприятий, производящих органическую продукцию. Это позволит удерживать наценку на нее в пределах 30 – 50%.

Новый закон поможет развитию органического производства?

Сергей Коршунов: Да, но не сразу. Хорошо, если через несколько лет на российском рынке доля органики будет хотя бы 3 – 3,5% от всех продуктов.

Долгое время органическое сельское хозяйство развивалось не благодаря, а вопреки. Теперь законодательно закреплены правила производства и требования к органике, запускается единый госреестр производителей, есть единый госзнак. Нужно время, чтобы эта система заработала.

И еще есть ряд нерешенных вопросов. Например, по выработке прозрачных правил аккредитации органов по сертификации по ГОСТ 33980 – 2016 Росаккредитацией.

Также нужно принимать экономические меры поддержки производителей органики, готовить кадры. Например, одна сертификационная команда, а это около трех менеджеров, могут вести не более 15 – 20 хозяйств в год. У существующих менеджеров уже есть по одному хозяйству. Считаю, что после принятия закона рынок начнет расти лавинообразно. Три сертифицирующих организации уже аккредитованы. В этом году, думаю, добавятся еще 5 – 6.

Однако мы предлагаем ввести переходный период на два года, в течение которого международные сертификаты будут признаваться в России. При этом можно запретить размещать на упаковке национальный знак до получения российского сертификата.

Российскую органическую продукцию ждут на мировом рынке?

Сергей Коршунов: Есть спрос на российскую продукцию, сертифицированную по международным стандартам. Продукцию с российскими сертификатами на мировом рынке пока не ждут.

Основной покупатель органики — страны ЕС. Помимо нас там работают Украина, Казахстан, вся Южная Африка, Южная Америка. Конкуренция высокая. На днях Евростат опубликовал свежие данные по импорту органики в ЕС, у России 1%, у Украины 8%, у Казахстана 1,5%.

Пока надо начать с внутреннего рынка, нарастить количество производителей, завоевать доверие потребителей. Люди должны понимать, что такое органическая продукция, в чем идеология такого производства, зачем оно нужно стране. Тогда и мир поверит в нашу органику.

Сколько производителей органики в России сегодня сертифицированы по международной системе?

Сергей Коршунов: Менее ста. Из них активно работающих — половина. Другая половина просто обладает сертификатами, но при этом активную производственную деятельность не ведет. Мы их продукцию нигде не видим.

Насколько сложно получить сертификат международного образца?

Сергей Коршунов: Их выдают представители зарубежных компаний, работающих на нашем рынке. Стоимость сертификации — около 300 тысяч рублей в год по международным и около 200 тысяч по российским стандартам. Тяжело не получить, а соответствовать требованиям. Сначала нужно прочитать регламенты и выбрать рынок сбыта. Для внутреннего рынка необходимо проходить сертификацию по ГОСТ 33980 – 2016, для экспорта — по стандартам стран ЕС, США, Японии. Можно нанять сопровождающую компанию, которая поможет разобраться с регламентом и подготовить производство и документы.

Затем вызывается представитель аттестационного органа, заключается договор. Специалисты приезжают на первый аудит. Помимо технологической проверки берут пробы земли. Если это попадает в период производства готовой продукции, то и ее пробы. Затем назначается повторный аудит где‐то через полгода. Если для выращивания продукции вводится земля, которая не эксплуатировалась более пяти лет, то сертификат можно получить в течение года. Но это будет сертификат на землю, а не на продукцию. На продукцию его можно будет получить только после того, как она будет на этой земле выращена.

В европейской системе есть учет объемов произведенной продукции. Устанавливаются производственные лимиты, выпущенный товар декларируется, идет расчет по технологическим картам. Поэтому сертифицированное хозяйство не может продать больше этих лимитов сертифицированной же продукции. Это делается, например, для того, чтобы не продавать выращенное у соседей по своему сертификату. Пока в российской системе правил по учету объемов произведенной продукции нет.

Минсельхоз и Роспотребнадзор объяснили правила оборота и продажи органики

Органическая продукция, как отечественная, так и импортная, выпущенная до 1 января 2020 года, то есть до вступления в силу закона об органике, может продаваться свободно, вне зависимости от наличия российских сертификатов на нее. Продукты с маркировкой “органик”, выпущенные после 1 января 2020 года, должны получить сертификаты. Производители — войти в госреестр. Только после этого производители “имеют право разместить являющуюся отличительным признаком органической продукции маркировку в виде комбинации надписей и графического изображения единого образца на упаковке”, сообщили “РГ” в Минсельхозе.

Акты гражданского законодательства (к числу которых в части маркировки органической продукции относится закон № 280‐ФЗ) не имеют обратной силы и применяются к отношениям, возникшим после введения их в действие”, — пояснили “РГ” в Роспотребнадзоре. Маркировка может отсутствовать и “до момента внедрения изготовителями правил ведения органического сельского хозяйства и производства органической продукции”, отметили в ведомстве. Иными словами, во время переходного периода производителям ничего не грозит. Переходный период начинается с даты обращения в орган по сертификации и длится для посевных площадей — не менее двух лет до посева; для пастбищ или многолетних кормовых культур — не менее двух лет до начала использования; для многолетних культур (кроме кормовых растений) — не менее трех лет до сбора первого урожая. В животноводстве: год — при разведении КРС, а также мясных лошадей, но не менее 3/4 жизни животного; полгода — при разведении МРС и свиней, а также животных для молочного производства; 12 недель — при разведении птицы для производства мяса и яиц, при приобретении этой птицы в возрасте до трех дней. В пчеловодстве переходный период не менее года, в аквакультуре: год — при выращивании осетровых рыб для получения икры; полгода — при выращивании осетровых рыб с другой целью; 4 месяца — при выращивании рыб (кроме осетровых), беспозвоночных и водорослей. Нюансы указаны в разделе 4 ГОСТ 33980 – 2016.

В дальнейшем продажа органики без сертификатов грозит производителям штрафами: для должностных лиц — 12 – 20 тысяч рублей, для юрлиц — 100 – 500 тысяч рублей.

Подготовили Елена Березина, Алена Узбекова