Напридумывали на свою голову!

- Реклама -

Риторика вокруг использования или запрета на использование «придуманных названий», сходных до степени смешения с ГОСТовскими названиями мясной продукции, берет свое начало со времен принятия технического регламента Таможенного союза ТР ТС 034/2013 «О безопасности мяса и мясной продукции». Исполнительный директор НП «Саморегулируемая организация «Национальный Союз мясопереработчиков» (Россия) Екатерина Лучкина комментирует ситуацию с ГОСТовскими названиями.

«Изначально риторика вопроса строилась на защите «советских» названий: в список «охраняемых» должны были войти названия, ставшие брендами, с историей и узнаваемые на всем постсоветском пространстве.»

Как мы знаем из редакции технического регламента Таможенного союза ТР ТС 022/2011 «Пищевая продукция в части ее маркировки», «придуманное название пищевой продукции — слово или словосочетание, которые могут дополнять наименование пищевой продукции. Придуманное название пищевой продукции может не отражать ее потребительские свойства и не должно заменять собой наименование пищевой продукции». Тогда как собственно наименование пищевой продукции, указанное в маркировке, должно позволять достоверно характеризовать ее и однозначно отличать от другой пищевой продукции. То есть, например, «варено‐копченая колбаса «Московская» — «варено‐копченое колбасное изделие» — наименование продукции, однозначно позволяющее понять, что перед нами «колбасное изделие, подвергнутое в процессе изготовления предварительному копчению, варке и дополнительному копчению», а слово «Московская» — ее придуманное название, не отражающее потребительские свойства продукта и не заменяющее собой наименования.

Собственно наименование пищевой продукции, указанное в маркировке, должно позволять достоверно характеризовать ее и однозначно отличать от другой пищевой продукции.

Немного истории

Почему вообще возникло желание регулировать данный вопрос? Мы все живем на постсоветском пространстве, знаем историю отрасли и историю появления «Любительской» и «Докторской». В апреле 1936 года нарком пищевой промышленности Анастас Микоян подписал приказ о начале производства новых мясных продуктов для советских граждан: колбас «Докторская», «Любительская», «Чайная», «Телячья» и «Краковская», «Молочная», сосисок и «Охотничьих» колбасок. То есть все эти названия, ставшие впоследствии узнаваемыми брендами, появились задолго до наступления капитализма, конкуренции и прочих элементов развитого рынка. И так как современный бизнес не принимал участия в разработке и продвижении названных продуктов, вроде как и не совсем честно использовать эти раскрученные названия.

Некоторые открыто обвиняли производителей, считая сложившуюся ситуацию в корне неверной: «сложившаяся ситуация позволяет недобросовестным производителям, продавцам вводить в заблуждение потребителей и использовать в маркировке продукции придуманные названия, тождественные или сходные до степени смешения с традиционными названиями, которые определены ГОСТом». А значит — что? Значит, ситуацию надо исправлять. Как исправлять? Есть старый проверенный способ — запретить — запретить использовать. И все. Точка. Хотя для меня, например, как для потребителя, никогда не стоял вопрос «введения в заблуждение»: состав изложен, если продукция изготовлена по ГОСТу, — тоже написано. Просто нужно внимательно читать маркировку. Всегда, даже после введения запрета.

Изначально риторика вопроса строилась на защите «советских» названий: в список «охраняемых» должны были войти названия, ставшие брендами, с историей и узнаваемые на всем постсоветском пространстве.

Законодательно вопрос должен был решиться через Перечень стандартов, в результате применения которых на добровольной основе обеспечивается соблюдение требований технических регламентов Таможенного союза. Названия, содержащиеся в межгосударственных стандартах, при условии, что к ним присоединились все государства‐члены ЕАЭС (а это примерно 30 названий), должны использоваться только в случае изготовления продукции по этим стандартам.

Названия, содержащиеся в межгосударственных стандартах, при условии, что к ним присоединились все государства‐члены ЕАЭС, должны использоваться только в случае изготовления продукции по этим стандартам.

Вопросы технического регулирования

Вот тут и началось самое интересное. Как выяснилось в ходе совещания в июле 2018 года, к межгосударственному стандарту на вареные колбасы не присоединилась Республика Беларусь. А это значит, что сама суть охраны придуманных названий сводится на нет.

Ранее, 11 октября 2017 года, на IV Всероссийском совещании владельцев и руководителей мясоперерабатывающих предприятий, организатором которого уже много лет выступает НП «СРО НСМ», заместитель директора Департамента пищевой и перерабатывающей промышленности Министерства сельского хозяйства Российской Федерации И. А. Федина обозначила необходимость развития концепции поддержки и продвижения российской сельхозпродукции, продуктов питания и напитков с наименованием места происхождения товара (далее — НМПТ). Регистрация товарных знаков и НМПТ — перспективное направление с точки зрения четкого позиционирования на рынке, экспансии на другие регионы, участия в федеральных проектах, таких как «Гастрономическая карта России» и прочих инструментов. Но это еще одна проблема в копилку при обсуждении запрета использования придуманных названий, поименованных в ГОСТах.

Возникает целый ряд вопросов в отношении требований пункта 107 ТР ТС 034 и соблюдения межгосударственных стандартов в части применения следующих географических названий: колбасы «Алтайская», «Армавирская», «Брауншвейгская», «Бурятская», «Венгерская», «Восточная», «Донская», «Еврейская», «Кавказская», «Казанская», «Краковская», «Краснодарская», «Майкопская», «Минская», «Московская», «Невская», «Одесская», «Покровская», «Полтавская», «Польская», «Русская», «Таллинская», шпикачки «Москворецкие», колбаски «Ростовские», сервелат «Российский», окорока «Тамбовский» и «Воронежский», колбаса «Татарская», «Украинская», «Уральская», сало «по‐белорусски», рулеты «Ленинградский», «Ростовский», паштеты «Арктика», «Львовский», «Пражский», «Эстонский» и другие. И полетели письма‐запросы от НСМ во все национальные и наднациональные органы регулирования.

Вопросов было много, как например:

Являются ли такие географические названия «придуманными»?

Будет ли нарушением чужих прав использование названий, связанных с географическими объектами других стран, при производстве продукции, изготовленной по ГОСТам?

Каким образом должны соотноситься требования межгосударственных стандартов и права на интеллектуальную собственность?

Каким образом будет соблюдена одинаковая практика применения географических названий в Евразийском союзе при отсутствии единой практики соблюдения прав на интеллектуальную собственность?

Как результат — было принято предложение исключить из списка условно географические названия и названия, которые могут быть со временем зарегистрированы как НМПТ в странах‐участниках (сыр «Адыгейский»). Одновременно Роспатенту поручили провести исследование на тему наименований мест происхождения товаров: какие ограничения могут возникнуть для дальнейшего развития вопроса регистрации НМПТ, а также в случае, если некоторые наименования уже прошли регистрацию в качестве товарного знака.

Звучали предложения запретить использовать ЛЮБЫЕ придуманные названия, поименованные в ЛЮБОМ ГОСТе. Но тогда дело можно было довести до полного абсурда: нигде никогда нельзя было бы использовать название «домашние». А для всех оно значит даже не определенный вид продукции, а то, что продукт сделан с теплом, с любовью, как дома, «по‐домашнему». И чем это название виновато, что его теперь нигде нельзя использовать? А тем, что есть ГОСТ с таким словом‐названием! При этом ГОСТ с таким названием есть как на пельмени, так и на холодец. И как трактовать и применять? Тогда можно было бы полностью парализовать развитие не только мясной промышленности. Так что по поводу такого подхода представители бизнеса выступали резко против. Но если ты против — предложи альтернативу. Учитывая большое разнообразие отличительных признаков, было предложено использовать для колбасных изделий одновременно три признака: группа, вид и способ их технологической обработки.

Главная мысль — оценка тождества и сходства до степени смешения придуманных названий мясной продукции должна проводиться с учетом ОДНОРОДНОСТИ ВИДА в соответствии с технологией изготовления мясной продукции. В соответствии с подпунктом «г» пункта 121 ТР ТС 034/2013 — это, например, «колбаса», «колбаски», «сосиски», «сардельки», «шпикачки», «колбасный хлеб». По остальной продукции — «привязаться» к объектам технического регулирования и отдельно рассматривать названия для мясных и мясосодержащих продуктов из мяса, полуфабрикатов и кулинарных изделий. При таком подходе пельмени и холодец вполне могли быть одновременно «домашними». Но так как предложение встретило сильное сопротивление, обсуждался компромиссный вариант — по всей продукции исходить из объекта технического регулирования. Как мы видим, именно этот принцип и реализован в итоговом документе.

Однако не исключены попытки начать расширенно толковать требования о запрете использования придуманных названий, аргументируя тем, что «статья 107 ТР ТС 034/2013 хоть и не имеет ремарку «ЛЮБОЙ», но читается именно так»: «не допускается маркировка ЛЮБОЙ мясной продукции с использованием придуманных названий, которые тождественны или сходны до степени смешения с ЛЮБЫМИ придуманными названиями мясной продукции, установленными межгосударственными (региональными) стандартами, за исключением мясной продукции, выпускаемой по этим стандартам». С такими «читателями» нужно законными методами бороться и подобные попытки пресекать. Так как никаких расширительных норм в требование не заложено! Отказ от использования принципа однородности при оценке придуманных названий — это ссылка на существующую судебную практику. Однако стоит учесть, что право в России не прецедентное, а пункт «в» статьи 107 ТР ТС 034/2013 не содержит слов «всей» или «любой».

При доказательстве в судах своей правоты нужно, конечно, быть готовым столкнуться с некоторой трудностью. Зачастую суды, не сильно погружаясь (а что уж говорить: вопрос технического регулирования не всегда прост даже для посвященных), встают против предпринимателя. Здесь масла в огонь добавляет изжившая уже себя парадигма о том, что «все предприниматели жулики» (буквально цитата руководства России). Дополнительным негативным для предпринимателя фактором является отсутствие единой официальной трактовки требований технических регламентов. При получении разъяснений во всех официальных письмах можно прочесть, что содержание письма (то есть разъяснений) является лишь «мнением Департамента‐отдела‐управления и т.д.- и т.п.», то есть практически «частным мнением». И суды такое «частное мнение» в рассмотрение не берут и не учитывают. НСМ уже неоднократно озвучивал необходимость создания (или наделения полномочиями уже имеющегося) уполномоченного органа по единой экспертной, принимаемой в судах на всей территории стран‐участников трактовке требований технических регламентов для обеспечения единообразного подхода к их исполнению и контролю.

Отрадно, что в рамках Международного форума «Содействуя евразийской экономической интеграции: фактор делового сотрудничества», проводимого 15 мая 2020 года в формате видеоконференции в ходе Недели российского бизнеса, предложение о разработке и принятии механизма обеспечения единообразного подхода к толкованию и применению технических регламентов Союза звучало как минимум в выступлениях двух министров. Возможно, Евразийская экономическая комиссия, являясь не только постоянно действующим регулирующим органом Союза, а и органом, принимающим решение об установлении обязательных требований к объектам технического регулирования, и должна стать тем самым органом по трактовке этих требований.

Возможно, Евразийская экономическая комиссия, являясь не только постоянно действующим регулирующим органом Союза, а и органом, принимающим решение об установлении обязательных требований к объектам технического регулирования, и должна стать тем самым органом по трактовке этих требований.

Итог

Но вернемся к теме «придуманных названий». Для оценки тождества и сходства до степени смешения придуманных названий мясной продукции был выпущен ГОСТ 34397 – 2018 «Мясная продукция. Оценка тождества и сходства до степени смешения придуманных названий» в надежде законодательно создать определенные правила игры при оценке тождественных наименований. Но даже с ним возникли трудности: пресловутая попытка уйти от разделения на группы и запретить использовать придуманное название из ГОСТа на изделия колбасные вареные для полуфабрикатов… Так что, как говорится, покой нам только снится.

Отдельным решением должен был быть определен порядок введения в действие отложенных норм статьи 107 и применения документов об оценке соответствия продукции отдельным требованиям ТР ТС 034/2013. В прошлом году обсуждалась, в том числе, такая редакция: «документы об оценке соответствия продукции требованиям раздела XI технического регламента в части использования придуманного названия мясной продукции, выданные или принятые до 1 июня 2020 года, действительны до окончания срока их действия, но не позднее 1 января 2021 года».

Наконец, Решением от 26.05.2020 № 68 «О применении документов об оценке соответствия продукции отдельным требованиям технического регламента Таможенного союза «О безопасности мяса и мясной продукции» (ТР ТС 034/2013)» Коллегия ЕЭК установила возможность применения документов об оценке соответствия, выданных или принятых до 1 июня 2020 года, до окончания срока их действия.