Российское промышленное птицеводство сегодня находится в фазе зрелости, и это необходимо учитывать, прогнозируя дальнейшие стратегии развития индустрии, рассказал президент компании Agrifood Strategies Альберт Давлеев.

- Реклама -
Подписка журнал “Мясные технологии”

По оценке эксперта, средняя рентабельность птицеводческих компаний в России сейчас составляет 3 – 5%. При этом у нас, как и у основных мировых производителей мяса птицы — Бразилии и США — есть собственная кормовая база благодаря высокому внутреннему производству зерна. Это дает нашим компаниям определенные преимущества, несмотря на то что в последние годы цены на зерновые сильно выросли.

В 2020 году куриное мясо в России все еще пользовалось высоким спросом, также продолжало увеличиваться производство индейки. В мире, согласно анализу ФАО, рост потребления птицы сохранился на уровне 2,5%, что значительно превышает динамику по остальным видам мяса. Например, потребление свинины, напротив, сократилось на 4%.

«В перспективе ближайших десяти лет птица на мировом рынке сохранит лидерские позиции по прогнозируемым темпам прироста, уступая только баранине, у которой, однако, заметно более низкая стартовая база», — подчеркнул Давлеев.

По прогнозу ФАО, потребление птицы до 2027 года будет находиться на уровне производства, при этом будет отмечаться прирост населения.

В связи с дальнейшей урбанизацией будут повышаться доходы населения.

«Однако изменится структура домохозяйств — произойдет их фрагментация на более мелкие единицы, что приведет к повышению спроса на товары большей глубины переработки и на более мелкие упаковки», — отметил Давлеев.

Он добавил, что традиция приготовления семейных обедов и ужинов во многих странах мира постепенно уходит в прошлое. Соответственно, продовольственная индустрия будет расти в направлении увеличения производства готовых блюд. Данный тренд подтверждается тем, что продажи бытовой техники в мире не растут.

«Более того, уже намечается тенденция, когда жилье строится без кухонь, а только с местами для разогрева пищи», — сказал он.

При этом стоимость готовой к употреблению продукции в рознице и точках быстрого питания в той же Японии уже одинакова.

В связи с этим Давлеев советует обратить внимание на увеличение доли фудсервиса в структуре потребления мясных продуктов в целом и прежде всего, в сегменте куриного мяса. В США доля фудсервиса составляет 50% от общего объема потребления, в Европе — 40%.

«Производителям, прежде всего, необходимо смотреть, как они встроятся в эти цепочки поставок», — считает Давлеев.

По его словам, производство готовых блюд, как и подработка продукции для фудсервиса, даст птицеводам дополнительную маржу.

Еще один важный глобальный тренд птицеводства — консолидация.

«Если в 1980‐е поставщиков чистых линий для индейководства было достаточно много, то сегодня мир поделен между двумя игроками. В бройлерном птицеводстве сейчас три основных кросса, два из которых делят 90% рынка», — рассказал Давлеев.

Список крупнейших производителей кормов почти совпадает со списком ведущих поставщиков животного белка.

«Это вполне объяснимо. Такие компании как, например, CP Foods и Cargill, имеют огромную базу для скупки сырья, его переработки и конвертации в готовые мясные продукты, которые поставляются через собственные логистические схемы на конечный рынок», — пояснил эксперт.

Он напомнил, что у CP Foods есть несколько активов в России, в числе которых — комбикормовые предприятия, свиноводческие и птицеводческие комплексы, и холдинг продолжает экспансию как по континентам, так и по сегментам.

«Компания, которая изначально занималась кормами, уже имеет собственную сеть фастфуда. Таким образом, цепочка поставок контролируется почти полностью, за исключением производства зерновых», — рассказал Давлеев.

Также он призывает владельцев холдингов взять под контроль вопрос устойчивого развития — те компании, которые не смогут это сделать, не будут получать поддержку государства, а стоимость их акций станет падать. При этом производство птицы — отрасль, характеризующаяся наибольшей эффективностью с точки зрения устойчивого развития.

«Углеродный след, который оставляют птицеводы на земле, минимален по сравнению с производителями других видов мяса», — добавил эксперт.